TOP

Новости оффшорных юрисдикций

Эксперты не верят в эффективность борьбы с офшорами

22/12/2011

Борьба Владимира Путина с офшорами не ограничилась показательной взбучкой госкомпаниям.  На съезде «Деловой России» 21го декабря 2011 года премьер поручил правительству поправить российское законодательство так, чтобы компании вовсе не могли уходить от налогов, пользуясь офшорными схемами.

Борьба Владимира Путина с офшорами не ограничилась показательной взбучкой госкомпаниям.  На съезде «Деловой России» 21го декабря 2011 года премьер поручил правительству поправить российское законодательство так, чтобы компании вовсе не могли уходить от налогов, пользуясь офшорными схемами. Бизнес должен понимать свою ответственность перед страной и не прятать деньги в активы в офшорах, заявил премьер.

Ранее Владимир Путин на правительственной комиссии по развитию электроэнергетики дал два месяца на то, чтобы выявить связи сотрудников госкомпаний с офшорами. Под удар попал почти весь электроэнергетический блок, а также РЖД, «Совкомфлот», ВЭБ, ВТБ, «Росатом» и Сбербанк.

Однако практикующие юристы считают, что в ближайшем будущем всем странам придется смириться с тем, что транснациональные компании уплачивают налог не в том размере, какой диктуют внутренние налоговые правила государства, а в сумме, которую сама корпорация согласна заплатить в этой стране. Надежда на то, что желание премьера удастся воплотить в жизнь очень призрачна, т.к. развитию офшоров способствует сама система международной экономики. Ничто не может запретить компании раскрыть свои доходы в стране с низкими налогами и вернуть прибыль на родину в виде инвестиций.

Эффективным примером антиофшорной политики можно считать опыт Белоруссии: если местная компания сотрудничает с офшорной, то должна уплатить сбор по ставке 15%. Перечень конкретных офшорных зон, устанавливаемый президентом, сейчас насчитывает 50 территорий. Получается, что белорусским компаниям работать с офшорами крайне накладно. Но это до тех пор пока в Белоруссии не появится лобби транснациональных компаний.

Однако если белорусскую практику адаптируют к российским реалиям, компании смогут легко ее обойти. Так, уже сейчас используются компании-«прокладки» в респектабельных юрисдикциях, скрывающие офшоры из прямой видимости государства. Российской компании не обязательно напрямую взаимодействовать, например, с фирмой с Британских Виргинских островов (офшор). Сделку может провести и кипрский контрагент (респектабельная низконалоговая юрисдикция) или нидерландская компания (респектабельная высоконалоговая юрисдикция), приводит пример собеседник.

Другой метод ухода от налогов — создание схем с трастами и партнерствами из уважаемых юрисдикций. Формально компания не считается офшорной, но реально в этой стране она не уплачивает налогов из-за своего особого статуса. На деле же учредителями траста или участниками партнерства являются те же самые офшорные компании, которых просто не видно. Механизм, обязывающий компанию при любом перечислении денег за границу сообщать банку конечного бенефициара иностранного партнера, также остается неэффективным. Во-первых, ни банки, ни налоговики не могут справятся с проверкой таких сведений. Во-вторых, такая информация уже есть у банков, где открыт счет офшорной компании. Но обязать иностранный банк поделиться информацией с российскими властями Путин не в силах.

Бороться с офшорами можно только с помощью ориентированного на бизнес законодательства, эффективной защиты прав собственности и независимых и квалифицированных судов. Чтобы компании не использовали зарубежные юрисдикции для ухода от налогов, российские юристы предлагают законодательно закрепить эффективные механизмы ответственности владельцев «провинившегося» бизнеса. Так, аффилированность должна устанавливаться не только на основании формальных признаков, которые обходятся на практике, но и на основании иных признаков, говорящих о связанности лиц.

 Отдельно стоит предусмотреть раскрытие бенефициаров в ряде случаев: например, лица, которые владеют более чем 5% акций публичного акционерного общества, обязаны раскрывать всех контролирующих лиц. Например, если они этого не делают, то голосовать они смогут не более чем 50% принадлежащего им пакета акций. При этом публичное акционерное общество, которое не раскрывает всех своих контролирующих лиц, не вправе регистрировать проспект эмиссии. Среди юристов также есть мнение, что офшоры, в конечном итоге, не помогают уходить от налогов. Они позволяют получать отсрочку от уплаты налога на время использования денег в бизнесе, до момента распределения в пользу конечного бенефициара. Все деньги, что бенефициары любой иностранной структуры используют в личных целях, и так по закону подлежат обложению налогом на доходы физических лиц. К тому же часто иностранные структуры создаются для обеспечения конфиденциальности владения бизнесом.

Минфин уже предлагал конкретные методы борьбы с офшорами. Так, в основных направлениях налоговой политики на 2008—2010 годы содержался ряд новелл, которые были направлены на предотвращение ухода бизнеса от налогов. Например, предлагалось рассматривать не распределяемый между учредителями доход иностранной дочерней компании как доход ее владельца и облагать налогом на прибыль. Другой мерой борьбы могло бы стать определение резидентства не по месту регистрации, а на основе «места управления» и критерия резидентства участников, владеющих контрольным пакетом компании. Однако предложения так и не были приняты.