TOP

Новости оффшорных юрисдикций

FATF освободила Украину условно досрочно

13/12/2005

Международная организация по борьбе с отмыванием денег (FATF - Financial Action Task Force on Money Laundering) отменила санкции в отношении Украины, «рекомендованные» накануне Нового года. После выступления украинского первого вице-премьера Николая Азарова и последовавшего обсуждения участники парижской сессии FATF сочли, что эта страна сделала достаточно много изменений в законодательстве, направленных на борьбу с «грязными» деньгами. Хотя все еще недостаточно, чтобы Украина была исключена из «черного списка», в который, помимо нее, входят еще 10 государств, от Египта и Индонезии до экзотических островов Кука, и куда до прошлой осени входила также и Россия.

По словам президента FATF Йохена Санио, новые усилия Украины по совершенствованию своих законов могут привести к ее исключению из этого списка, но и отмена санкций является для нее «значительным успехом». Действительно, над Украиной последние полтора года сгущались такие международные тучи, что малейший просвет в них можно считать добрым знаком. США вводили санкции против Киева за массовое производство пиратской аудио- и видеопродукции, затем грозили еще худшими мерами за якобы продажу Ираку РЛС «Кольчуга», наконец, ЕС и вся мировая общественность били тревогу в связи с делом Гонгадзе и возможными нарушениями прав человека в самой населенной после РФ постсоветской республике. «Козни» FATF оказывались на этом фоне совсем некстати. Непосредственным следствием санкций (впрочем, так и не успевших за два месяца вступить в реальную силу) должно было стать закрытие всеми коммерческими банками стран-членов FATF (а это США, ведущие державы Европы, а теперь еще и Россия) корсчетов украинских банков, которым все операции в иностранной валюте пришлось бы вести исключительно через Центробанки соответствующих государств. Еще хуже могли бы быть косвенные последствия. FATF слишком влиятельна, и к ее рекомендациям прислушиваются не только государства, частные инвесторы, но и международные финансовые структуры. И скорее всего, на страну, состоящую не только в черном списке, но и находящуюся под действием санкций, не полился бы щедрый инвестиционно-кредитный дождь, который ныне Украине так необходим.

Разумеется, было бы удивительно, если бы бывшая советская республика вдруг в один момент оказалась «чистенькой» перед международными финансовыми контролерами. На протяжении всех недолгих лет независимости ее потрясло столько скандалов с участием высших должностных лиц, что их хватило бы на весь СНГ. И почти во всех случаях, шла ли речь о Павле Лазаренко, Юлии Тимошенко или даже о Леониде Кучме (против которого выдвигались официальные обвинения как в США, так и на самой Украине), везде фигурировала статья «отмывание денег, полученных незаконным путем». Однако во всей обеспокоенности положением дел на Украине, да и вообще в Восточной Европе, в позиции FATF многие усматривали политическую составляющую. Дескать, санкции и черный список - это лишь дополнительный инструмент давления развитых стран на страны развивающиеся с целью коррекции не только их экономической, но и внешней политики. В случае с Россией наблюдался тот же процесс, и включение ее в международную антитеррористическую коалицию и ее общая возросшая роль на мировой арене изменили настроения в FATF больше, чем новации в российском законодательстве.

Позиция Украины вызывала последнее время немалое недовольство на Западе. Не говоря уже о коррупционных скандалах высоких чиновников и положении со “свободой слова”, Америке и многим ведущим странам Европы не нравились и внешнеполитический курс Киева, который там находили слишком самостоятельным. С одной стороны, стремясь в НАТО и ЕС, украинское руководство не в меньшей степени стремилось поддерживать отношения и с Москвой, и вообще со всеми, с кем это было выгодно. В том числе якобы даже и с Ираком. Возможно, все это сказалось на позиции FATF. С такой точки зрения нетрудно понять, почему эта организация не предъявила претензий к другим государствам. Например, к Италии, где правительство Берлускони объявило широкую амнистию капиталов, в которой можно усмотреть элементы нарушения принципов “чистоты денег”. Или к Казахстану, где в рамках подобной амнистии даже сжигались накопленные годами финансовые “досье”. Однако при всех этих вопросах очевидно, что проблема “грязных денег” действительно существует, и не только на Украине.

Глобализация мировой экономики и финансовой сферы способствовала бурной «интернационализации» преступности. Общий объем средств криминальных синдикатов достиг уже 8 трлн долл. и составил более 20% мирового ВВП. Согласно докладам ООН, международный криминал отмывает через банковскую систему ежегодно около 600 млрд. долл. Черный список FATF до недавнего времени с основном пополняли страны-оффшорные зоны (Науру, Острова Кука, Сент-Винсент и Гренадины и т.д.). Именно через них, по некоторым данным, из России и других бывших республик СССР уходили десятки миллиардов долларов. Некоторое уменьшение этого потока (во всяком случае, через «оффшорки»), сопряженное с законодательными новшествами, вызвало и улучшение рейтинга как РФ, так и, например, Маршалловых и Виргинских островов, которые из черного списка FATF также исчезли. Мировое сообщество вынудило и другие страны со «щадящим налоговым режимом» срочно принять соответствующие меры. В результате сначала Багамские и Каймановы острова, Израиль, Панама залатали некоторые дыры в своем законодательстве. Центральные банки Лихтенштейна и Филиппин издали рекомендации финансовым учреждениям в соответствии с главным правилом FATF «Знай клиента».

Украине уже потребовались титанические усилия, чтобы выйти из-под угрозы режима санкций: принятый в пожарном порядке закон «О борьбе с легализацией преступных доходов», не удовлетворивший FATF в декабре, пришлось еще более быстро перабатывать и дополнять новшествами в Уголовном кодексе и законе о банковской деятельности. Теперь, по большому счету, FATF остается ждать, как заработают эти новшества. И не только на Украине, но и вообще в Восточной Европе, где издавна, как говорили классики, “суровость законов сильно смягчается необязательностью их исполнения”.