TOP

Новости оффшорных юрисдикций

Контроль за кошельками усиливается

13/12/2005

Госдума приняла дополнения в закон о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем

Борьба с финансированием терроризма – дело святое. Такое мнение стало господствующим после прошлогодних кровавых терактов в Америке, унесших жизни тысяч людей. Россия не осталась в стороне от «мейнстрима». Успешно действующий закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем» летом было решено дополнить задачами по пресечению любой финансовой помощи террористам-экстремистам.

Однако, как это часто бывает в российской законотворческой практике, процесс вышел за рамки простой «технической» коррекции. Нет, слова о «финансировании терроризма» тоже появились в дополненном законе. Но параллельно заинтересованные ведомства добились внесения в законопроект положений, расширяющих сферу контроля за денежными или имущественными операциями россиян.

Прежде всего, заметно вырос перечень организаций, осуществляющих операции с денежными средствами и иным имуществом, которых закон обязывает выявлять подозрительные сделки. Помимо банков, страховых и лизинговых компаний, риэлтерских и брокерских фирм, в него включены почты, инвестфонды и негосударственные пенсионные фонды. Кроме того, в круг подлежащих обязательному контролю операций попали купля-продажа драгоценных металлов и камней, изделий из них и лома, а также всяческие выигрыши. Соответственно, список тех, кто должен выявлять попытки отмывания, пополнился ювелирными магазинами и мастерскими, игорными заведениями и организаторами тотализаторов и лотерей. Напомним, что обязательному контролю подлежат перечисленные в законе сделки, если их размер превышает 600 тыс. руб. или эквивалент в инвалюте.

Поправки такого рода появились по инициативе Комитета по финансовому мониторингу (КФМ) – уполномоченного органа, призванного выявлять попытки легализации криминальных доходов. Его председатель Виктор Зубков с первых месяцев работы сожалел, что казино и лотереи оказались вне сферы внимания «финансовых разведчиков». По мнению главы КФМ, это открывало не просто лазейку, а широкую дверь отмыванию денег криминалитета.

Такое мнение разделяли и многие депутаты Госдумы. Например, летом, когда с подачи президента России Владимира Путина пошли разговоры о возможности амнистии капиталов, замруководителя фракции «Единство» Владислав Резник эмоционально доказывал, что такой акт лишен экономического смысла из-за существования законных механизмов легализации теневых доходов. «Казино, которые реально никто не контролирует, представляют огромные возможности для отмывания денег, – говорил он на заседании экономического клуба компании ФБК, посвященном амнистии. – Каждый человек может показать любую сумму как выигрыш в рулетку и, уплатив с нее 13% подоходного налога, спать спокойно».

Однако расширением круга подконтрольных операций поправки к закону не ограничились. Теперь кредитным организациям разрешено отказываться от заключения договора банковского счета (вклада) или расторгать уже действующие соглашения, если клиент не предоставил всех требуемых документов, позволяющих идентифицировать его либо его контрагента. Ранее банкам всего лишь запрещалось открывать анонимные депозиты и расчетные счета.

Еще одно новшество. Организации, осуществляющие операции с денежными средствами и имуществом, в случае возникновения подозрения могут приостанавливать осуществление сделки на два дня, оповестив об этом КФМ. В свою очередь, Комитет вправе продлить действие моратория на осуществление операции на срок до пяти дней для проведения детального анализа. По сути, такая норма увеличивает риск контрагента, но на какие жертвы не пойдешь ради борьбы с международным терроризмом и доморощенным экстремизмом!

По сложившейся в последнее время практике депутаты Госдумы проявили трогательное единодушие. За принятие законопроекта в окончательной редакции проголосовало 400 парламентариев. О макроэкономических последствиях одобренных новаций, как водится, практически никто не задумался. Между тем американской банковской системе ужесточение правил совершения операций обходится в 10 млрд долл. в год. С момента начала кампании по пресечению финансирования терроризма по всему миру выявлено и заморожено чуть более 100 млн долл. экстремистов.